Статья после трудной ревизионной ринопластики…

Решение каждой ревизии – это отдельная проблема…

Утром того дня, когда я писал эту статью, я сделал 4-ую ревизионную ринопластику пациентке, которая ранее подвергалась три раза неудачным операциям носа (закрытым). Моей пациенткой была 30-летняя женщина, которая была прооперирована однажды отоларингологом и дважды специалистом пластической хирургии. Как всегда, как и с каждым из моих пациентов, перед операцией мы побеседовали 3 раза и каждый раз по 3 часа, как минимум. Нестандартное и асимметричное проявление внешнего строения носа и проблема с дыханием были наиболее существенными жалобами моей пациентки. При осмотре я заметил, что обе кости носа были вырезаны под разными углами, а верхняя стенка полости носа оставалась открытой. Кроме того, справа в носу были очень серьезные спайки. Перегородка была полностью удалена, и не было поддержки кончика носа. Я также заметил, что поддержка для верхней стенки полости носа и для кончика носа не была сформирована.

Источники проблем оттуда, где не выполнено хорошо…

Как видно, проблемы пациентки не были вызваны прежними работами хирургов, скорее они были вызваны отсутствием работ. Да, иногда те работы, что выполняются избыточно, а иногда и те, что остаются в стороне, могут подвергнуть операцию по ринопластике на провал.

Если Вы не видите проблему, ее нельзя решить…

Успехи всех операций носа зависят от ряда факторов, таких как выявление всех причин, создающих проблемы, определение структуры хряща и кожи пациента до операции, планирование операции точно на бумаге, и откровенное информирование пациента о вещах, которые можно сделать и которые сделать нельзя. Но самая главная вещь заключается в способности хирурга увидеть проблемы, вызывающие жалобы пациента.

Реберный хрящ с эндоскопической техникой…

Поскольку интраназальный хрящ был полностью удален, для его переформирования мы нуждались в мышечном слое по линии хряща и в тонкой коже с внутренней стороны. Мышечный слой был получен из ребра, через небольшой надрез, сделанный чуть ниже правой груди пациентки. Этот процесс может пугать Вас, но в наши дни мы не добываем ребра через большие разрезы или рискованным путем, как в прошлом. Мы делаем эту операцию, получая напрямую отображения с системы эндоскопической камеры. Таким образом, мы способны взять мышечный слой через разрез 1,5-2,5 см. И минимизировать риски.

Формирование Ultrasonic под непосредственным наблюдением для преобразования неправильных костей…

Из-за нарушения формирования обеих костей носа, наиболее важными проблемами в этой операции были открытая верхняя стенка полости носа и искривленный нос. Для того чтобы решить эти проблемы, я воспользовался методом, который называется Костным Формированием Ultrasonic (Piezosurgery), позволяющим формировать кости так, как будто они нарисованы карандашом, и используемым в мире только несколькими хирургами. Поскольку этот метод очень нежный, элегантный и при этом не наносит никакого вреда мягким тканям, он почти никогда не вызывает синяков и отеков. И в дальнейшем это также приводит к гораздо более изящным формам носа. Благодаря этому методу, кости могут быть сформированы очень тщательно, визуального наблюдая и формируя их с точностью художника.

Будущее ринопластики… Ринопластика будущего…

По моему мнению, главным залогом успеха операции по ринопластике является контролируемый способ работы, где можно видеть и измерять то, что Вы делаете. В старых методах кости носа вырезали и изменяли при помощи долота без мониторинга. Этот метод часто становился причиной потери контроля над операцией из-за того, что инструменты соскальзывали в сторону тонкой части кости. Используя метод Костного Формирования Ultrasonic, мы можем вырезать кости в одной или нескольких точках под непосредственным наблюдением, достигая результатов похожих на рисунок карандашом. Я мечтал об этом, и теперь это стало правдой. Я думаю, что наиболее важные события в будущем ринопластики будут связаны с костной модернизацией и дальнейшей разработкой методов для повышения адаптации между кожей и скелетом.

Ревизия – это сложное ремесло…

Операция длилась 6 часов. К счастью, мы успешно завершили эстетическую ревизию кончика носа, сделали поддержку крыльев носа, реконструировали среднюю часть, переносицу и крылья носа. Но это было сложно… Хотя ринопластика сама по себе сложна из-за отсутствия золотого стандартного метода и необходимости нахождения методов и техник, пригодных для пациента, эта ревизия требует гораздо большего изящества. Не все зависит от хирурга, также требуется долгосрочное наблюдение. Кроме того, большинство хирургов не соглашаются на ревизионную ринопластику, потому что пациенты более сложные, а также их ожидания высоки. У каждого хирурга может быть идея, что пациенты ревизионной хирургии повышают долю несчастных пациентов. Тем не менее, изменить и реконструировать нос, который был поврежден другими ранее, уже намного сложнее, чем сделать обычный нос. Но я раздвинул мои границы для пациентов, и я буду продолжать раздвигать их. У меня есть только одно требование к пациентам – налаживание доброжелательных отношений.

Сложность тонкой кожи…

У моей пациентки была тонкая кожа, поэтому я полностью покрыл скелет носа мышечным слоем, который я взял у самой пациентки. Этот процесс позволил мне уплотнить кожу, положив своего рода базу и тем самым устранить проблему, связанную с трудностями тонкой кожи, которые приводят ко всем дефектам. Получилось очень хорошо. Надеюсь, весь нос, что мы изменили, и мышечный слой, что мы расположили внутри, будут подпитаны хорошо и восстановятся очень быстро. Поэтому моя пациентка будет иметь очень приятные и плавные очертания носа и очень приятный и привлекательный кончик носа двумя годами позже. Между тем отеки сойдут, а мы будем терпеливы.

От ревизионной хирургии я устаю и физически, и морально… Но это счастье иметь возможность сделать такую работу, от которой многие отказываются, и это стоит всего.

Leave a Comment

Start typing and press Enter to search